Россия: направо или налево?

В отношениях между Соединенными Штатами и Россией наступил период балансирования на кончике ножа. Два полюса Белого Дома плюс и минус вот-вот сойдутся в грандиозном пшике. «Мой друг Володимир» встретится с «моим врагом Володимиром» и оба изойдут в страшном нуле. «Администрация Буша изучает пути рекалибровки американской политики в отношении России перед лицом растущей озабоченности по поводу расправы Кремля с внутренним инакомыслием и давлением на соседей » - приводит газета «Вашингтон Пост» ( Peter Baker , February 26, 2006) слова представителей администрации.
Возглавляет лагерь «критиков» (их называют «любителями демократии» - « democracy lovers ») вице-президент Дик Чейни. На втором полюсе («Putin lovers») госсекретарь Кондолиза Райс, стремящаяся выжать прагматический максимум из наглядного минимума. И Чейни и Райс провели на днях многозначительные семинары со специалистами вопроса. Президент Буш балансирует где-то между ними, а именно на том острие ножа, который грозит распороть единство республиканского руководства.

Номинальной причиной обострения в Вашингтоне «русского вопроса» является предстоящая встреча Большой Восьмерки в Санкт-Петербурге, где Россия впервые будет председательствовать. « G -8 по определению является клубом мировых индустриальных лидеров и мировых демократий. Россия не принадлежит ни первой категории, ни второй» - пишет по этому поводу «Вашингтон Пост», подливая масла в огонь «новой песни о главном» - об исключении России из «восьмерки», в которой солирует сенатор Джон МакКейн. Уничтожение независимого телевидения, отмена избираемости губернаторов, подавление оппозиции, закон о неправительственных организациях, война в Чечне и «газовая война» против Украины основные обвинения Запада в адрес Кремля.

Но есть на вашингтонской Олимпе силы (например, Томас Грехэм - Thomas E. Graham Jr ., - директор Русского отдела в Совете Безопасности Белого Дома), призывающие к значительному улучшению отношений с Москвой. Эти силы говорят о слишком большой многоаспектности отношений между США и Россией, чтобы все можно было сводить к силовой манере побуждения Путина идти нужным путем.

Итак, «быть или не быть»! «Физики» и «лирики»! Вечная земная дихотомия!

Между тем, я убежден, что для России наступил момент истины, когда от ее решений и шагов будет зависеть ее образ и ее будущность, как в Большой Восьмерке, так и в Большом мире.

При всех своих противоречиях и неизжитых наследственных проблемах, Россия выходит на определенный рубеж, за которым количество опыта может перейти в качество. Феноменально удачная мировая экономическая конъюнктура, вызванная бешеным ростом цен на нефть, артикулированность государственнической политики Путина, пусть с издержками, но вытянувшей страну из трясины анархического распада, целый ряд других причин, выводят сегодня Россию на позицию, с которой можно совершить исторический прорыв.

Надо решить: Россия хочет стать «такой как Америка» и тогда у Америки надо УЧИТЬСЯ (перенимать опыт). Или Россия хочет остаться «Россией» - тогда впору продолжать по старинке учить жизни весь мир. А США показывать язык и кукиш.

Разумеется, Россию не рай ждет на первом полустанке, в лучшем случае чистилище, а точнее знаменитая развилка русских дорог: направо пойдешь… налево пойдешь… Так вот, «направо» впервые перед многострадальной страной открывается даль созидания и успеха.

Я говорю о качественно новом этапе развития государства, подразумевающем политико-экономический и стратегический скачок в державное состояние новое и старое одновременно, а именно быть Вторым мировым полюсом. Альтернативой ему является «ось зла», к которой при желании Москва тоже может примкнуться.

Путь «налево» или прямо, т.е. вечный тупиковый «третий путь», которым шла Россия, заведет в болото, ибо и Россия сегодня балансирует на кончике ножа. Ее имидж и ее роль - тоже предмет геополитического аукциона и обвал отнюдь не исключается. Если гигантский аванс, который был выдан и выдается Новой России Западом обернется очередным блефом (а опасения этого сейчас как раз и просыпаются!), о вестерне можно будет забыть. Российская экономика на 15 месте в мире, а демократия на 150-м и это быстро напомнят всем «любителям Путина».

После распада биполярного мира, он стал бесполюсным, а это нехорошо. Прежде всего потому, что когда нет полюсов, нет и электрического тока. Возникли десятки политических псевдо-полюсов: Европа, Китай-Индия, Исламский мир…, а Соединенные Штаты на этом фоне скисли и потерялись, не понимая, что им делать со своей сверхдержавностью. Сама Европа распалась на Старую и Новую и в Исламском мире нет недостатка в «центрах». Мир стал не в меру эклектичным и иммунодефицитным, он теряет способность реагировать на раздражители. «Старая идеология» была предана анафеме, но никакой новой мировой доктрины не возникло.

Силовые линии распались, наряду с декларативной демократизацией мира, повсюду свивают гнезда реликтовые диктаторские режимы, угроза терроризма не консолидирует, а деморализует Запад, даже религиозные войны и конфликт цивилизаций не исключены. «Шахматная доска» Збигнева Бжезинского сегодня представляется архаикой, потому что Россия вовсе не детерминирована вечно играть роль мальчиша-плохиша.
Нигде в мире, кроме России, не существует психологического клише «наш», «наши». Однако в Вашингтоне существует политическое клише такой же семантики. Америке, Западу надо почувствовать в России «своего», «нашего», тогда исчезнут вопросы по поводу членства Кремля в G-8, ВТО и прочих престижных клубах.

В немалой степени мировой «раздрай» вызван выпадением России из стратегической системы координат, ее откатом на роли обиженного статиста. Бог весть, какие мутные потоки плещутся сегодня в сознании русского по поводу его самоидентификации. Между тем, Россия как ни одна другая страна в мире морфологически близка Америке. Россия такой же «плавильный тигель» наций, такой же федеральный внеэтнический государственный субъект. Общая у двух стран «экспансионистская» история: это Западная (Рим) и Восточная (Византия) империи. Обе страны являются естественными геополитическими (военными) доминантами со схожими поведенческими приоритетами. Отсюда необходимость, хотя бы боковым зрением, в идения через океан. И простое это кокетство может сильно прояснить русский взор.

Много сегодня говорят о роли России как ПОСРЕДНИКА между Западом и Востоком, Европой и Азией, Богом и диаволом… Неужели Москве радостна эта сервильная и неблагодарная роль? Неужели в Москве всерьез полагают, что переговоры с отмороженными бородачами из ХАМАСа или из Ирана это верх державного могущества и дипломатического искусства? Смешно, ей-Богу…

Найденная стратегическая аналогия со Штатами вовсе не означает брежневские поцелуи взасос, обязательное панибратство с президентом Бушем или повторение бендеровской мантры «Запад нам поможет». Просто нужно перенимать опыт Америки, особенно в социальной сфере. Это и делает страну-общество «своим», «нашим». Не декларативное и широковещательное, а «на уровне роста корней травы», на уровне рефлекса и пресловутой «ментальности» надо приобщаться Западу в лучших его аспектах. Нельзя сказать, что в России нет понимания необходимости такой вот корневой вестернизации, но мало практических шагов, мало энергии и идей, эту энергию рождающих. Мало конкретных программ, проектов. Если ты играешь в придуманную англичанами игру «футбол», негоже все время вносить в нее элементы родной лапты, а надо просто принять эту игру как свою. И постараться переиграть родоначальников англичан. То же самое, если ты играешь в демократию.

Москва же сбивается на привычную работу локтями в давке, порой хамит и вообще ведет себя крайне не хитро. Между тем, хитрость в древности отождествляли с умом (вспомним «хитроумного Одиссея»!). Главное Россия стремится утвердиться на той площадке, где сегодня это невозможно: на подиуме политических топ-моделей.
А козырь сегодня российский экономический, тот который за кулисами.

Разумеется, «сырьевой» характер родины многих гениев человечества не приговор неведомого суда, лишь «зигзаг удачи». Россия может стать империей духа и разума (как предсказывала Ванга!), где не будет недостатка в науке и инновационных технологиях. Но надо преодолеть сильную инерцию, вызванную «нефтяной наркоманией», которая автоматически порождает коррупцию и бюрократизм, закрывающие Москве путь в высшее экономическое и финансовое сообщество.

Российские капиталы не должны лежать мертвым грузом в виде золотых слитков или оффшорных банковских счетов неведомых «Монте Кристо». Капиталы должны работать, и не только на российской земле, но и по всему миру. Россия может начать создавать не только мертвые «стабилизационные», но и инновационные и инвестиционные фонды, главный из которых фонд прямого перенимания и усвоения западного опыта.

Если бы не СССР свернул с коммунистического пути, а США с капиталистического, мы бы говорили сегодня о том, что американским товарищам надо учиться советскому социализму, особенно в вопросе планирования хозяйства. Однако реальность зеркально иная и надо реальность принимать, если ты реалист.

Колебания вашингтонского понимания России вокруг неудобного острия показатель нерешенности вечного «русского вопроса» и шанс России сыграть на опережение. В исторических традициях России было прямое сближение с Западом путем брака с европейскими монархиями. И сегодня Кремлю не мешает выйти за стены своей средневековой крепости и приобщиться мировому простору.

Тенгиз Гудава
Комментарии и отзывы
МегаОбзор
ЭЛ № ФС 77 - 68301. Выходные данные СМИМегаОбзор
Яндекс.Метрика
2006-2021
© MegaObzor